Утешение у ручья. Как Игорь Додон отдыхал душой от провокаций в сочинской резиденции Владимира Путина

10 октября президент Молдавии Игорь Додон приехал в сочинскую резиденцию президента России Владимира Путина Бочаров Ручей и в очередной раз нашел у российского президента утешение после беспрестанных изнурительных провокаций со стороны его собственного правительства и парламента в Кишиневе. Об этом — специальный корреспондент «Ъ” Андрей Колесников из Сочи.
 
11 октября в Сочи пройдет саммит СНГ, и почти все президенты уже приехали в Сочи. Каждый считает своим долгом встретиться с Владимиром Путиным лично, до или после саммита. Впрочем, судя по всему, Владимир Путин не считает своим долгом встретиться с каждым.
 
Между тем за день до начала саммита он уже в первой половине дня принял президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Президент Таджикистана, не склонный к позерству (некоторые называют это публичностью), вообще ни слова не произнес перед камерами, и встреча прошла в закрытом режиме (зачем она, спрашивается, была тогда нужна?), хотя была анонсирована, и мы видели, как господин Рахмон подъехал. Впрочем, пробыл недолго, весь разговор занял, может, полчаса. Это и называется «отметился».
 
Вслед за ним в резиденцию прибыл президент Молдавии Игорь Додон. Для этого человека любая встреча с Владимиром Путиным имеет решающее значение. Игорь Додон в свое время сделал ставку на максимальную и откровенную близость к нему и к России и теперь находится в бесконечном противостоянии с правительством и парламентом Молдавии, причем правительство и парламент это противостояние, кажется, все меньше и меньше замечают. А Игорь Додон, конечно,— все больше и больше.
 
И для господина Додона было, разумеется, важно выговориться перед Владимиром Путиным, причем при всех, чтобы это услышали прежде всего в Кишиневе и лишний раз поняли: этот человек пойдет до конца. А в идеале — эти два человека пойдут рука об руку.
Сразу насчет рук: даже удивительно, как они их друг другу пожали, сели и сложили совершенно одинаково, и так и сидели. Во всем, казалось, просматривалась синхронность: в жестах, словах и, может быть, даже в мыслях…

Владимир Путин произнес несколько обязательных, но ненужных слов, а Игорь Додон своим уделял особое значение: судя по тому, как он произносил, как интонировал, как отделял одну фразу от другой, один от другого период…

— Во-первых,— сообщил он,— очень рад, что буквально в эти дни исполняется десять месяцев, как мы возобновили на уровне первых лиц между нашими странами: первая встреча президентов состоялась 17 января.

Что именно они возобновили, предстояло догадаться. Да на самом деле все. Может, он это и имел в виду, не зная, как сказать про это по-другому.

— И можно уже говорить о том, что за эти десять месяцев у нас есть очень много положительных сдвигов,— продолжил Игорь Додон,— но были и проблемы, о которых тоже нужно говорить и которым нужно дать объективную оценку.

Что же это за сдвиги?

— За этот период у нас существенно вырос экспорт молдавских товаров на российский рынок: более 17% за первые семь месяцев этого года,— подчеркнул президент Молдавии.

Это, впрочем, немного: сейчас почти со всеми странами у России наблюдается рост товарооборота, и на всякой встрече Владимир Путин говорит об этом. И чаще всего разговор не начинается с цифры меньше, чем 40. Настолько глубоким было падение в последние два-три-четыре года, что для обеспечения такого роста не нужны титанические усилия.

— По некоторым товарным позициям — в разы, к примеру, по столовому винограду — в 19 раз! — сообщил Игорь Додон.— По яблокам — в три раза.

То есть получается, столовый виноград до этого вообще перестали было поставлять.

— Благодаря нашим договоренностям, и хочу еще раз сказать большое спасибо, решена проблема мигрантов. Несколько десятков тысяч получили возможность решить свои проблемы и легализоваться либо опять приехать в Российскую Федерацию,— рассказывал Игорь Додон.

А вот это важно было ему произнести. Народ Молдавии, причем трудящийся народ, причем трудящийся в России, должен был оценить эти слова. Игорь Додон сейчас, в конце концов, отчитывался в исполнении своих предвыборных обещаний. И разве что-то тут было не так?..
 

— Безусловно, были и проблемы, потому что не всем нравится возобновление нашего стратегического партнерства,— развивал он свою мысль, и он знал, куда ее развивать.— Были и внутри страны, и некоторые внешние попытки спровоцировать на конфронтацию руководство наших стран.

Такие попытки и правда были, и не зря, видимо, в этой встрече принимал участие вице-премьер Дмитрий Рогозин, у которого непростая судьба, как известно, в Молдавии: не дается она ему. И вот теперь он сидел рядом с Владимиром Путиным: уверенный в себе человек в хорошем костюме при галстуке (в таком бы короля Саудовской Аравии встретить…).

— Впервые молдавская делегация — более 400 молодых ребят — примет участие в фестивале молодежи в Сочи, который пройдет в конце этой недели,— говорил президент Молдавии,— и мы обеспечили, чтобы были и с правого, и с левого берега.

А ведь почему молдавская делегация впервые примет участие в фестивале (молодежи и студентов) в Сочи? Потому что он впервые там пройдет.

— По Приднестровью, безусловно, обсудим более детально… — покачал головой Игорь Додон.— Но хочу выразить благодарность от имени молдавского народа — и с левого, и с правого берега,— потому что мы отмечали в этом году, в июле, 25-летие миротворческой операции. Это была и есть успешная операция, и хочу от имени молдавского народа сказать большое спасибо, потому что роль этой миротворческой операции в поддержании мира очень высока.

За эту благодарность его вряд ли поблагодарят и в правительстве, и в парламенте.

— Безусловно, у нас было несколько встреч и с руководством Приднестровья,— рассказал Игорь Додон.— Мы разделяем на два этапа. Есть план по решению текущих проблем. Мы разработали и дали предложения по решению проблем с номерами для автотранспорта, потому что есть риски того, что украинцы заблокируют. Мы дали предложения по решению проблем фиксированной связи, признания дипломов вузов. Это краткосрочный вариант — на данном этапе это то, что мы должны решить. Надеюсь, что в ближайшие недели мы эти вопросы решим.

А многие считают, что пусть даже не надеется.

— По среднесрочной и долгосрочной перспективе, по политическому урегулированию — мы понимаем, что вернуться к этим вопросам можно будет только после парламентских выборов, которые состоятся в Молдове в следующем году,— сообщил мужественный политик.

Тут Владимир Путин приоткрыл некоторую завесу над происходящим:

— Вы сейчас упомянули некоторые решения, которые были приняты в ходе наших с вами переговоров. Имею в виду либерализацию, связанную с трудовыми мигрантами, открытие некоторых сегментов российского рынка для чувствительных для экономики Молдовы товаров (вот он, виноград! — А. К.), некоторые другие вопросы. Должен прямо сказать, что это сделано не то чтобы авансом, но с целью поддержки ваших усилий, направленных на нормализацию российско-молдавских отношений.

Владимир Путин мог бы и не говорить этого, а оставить Игоря Додона наедине с этими достижениями. Но у Владимира Путина была, видимо, тут своя корысть: он не скрывал, что, легализуя мигрантов, он легализовал самого Игоря Додона, и теперь нужно было дать понять ему, что предстоит легализовать сам этот долг,— прежде всего, чтобы вернуть его.

И господин Путин даже намекнул, как именно:

— И мы очень рассчитываем на то, что люди это увидят, оценят и всячески будут поддерживать те силы в вашей стране, которые нацелены на дальнейшее улучшение и строительство российско-молдавских отношений.

Владимир Путин высказался и поводу Приднестровья:

— Будем делать все необходимое и для урегулирования приднестровского конфликта, выступать гарантами тех договоренностей, которые должны в конце концов появиться, для того чтобы эту проблему решить раз и навсегда, окончательно.

Однажды в президентской судьбе Владимира Путина такое уже было. Он собрался даже выехать в Кишинев, чтобы решить проблему раз и навсегда, окончательно. Все было подготовлено на словах и на бумаге, и лучше других об этом знает и помнит вице-премьер Дмитрий Козак. И о том, как в последний момент все сорвалось и рухнуло, и как президент Молдавии Владимир Воронин писал президенту России покаянное письмо, которое я через некоторое время даже видел собственными глазами, хоть и не вблизи (а сантиметрах в пятидесяти…), и даже прочитал… Все было, и это тоже.

Вот в этот момент чувства нахлынули наконец на Игоря Додона и обуяли его, и разве могло быть иначе:

— Владимир Владимирович, большинство граждан это очень хорошо понимают и вопреки провокациям правительства и парламентского большинства, то, что Российская Федерация очень взвешенно и мудро подошла к этим провокациям!..

Владимир Путин кивнул, давая, видимо, понять, что это и так ясно, чего говорить-то уже опять, а Игорь Додон все хотел, чтобы ему обязательно поверили:

— Это явные провокации были!.. Потому что, поверьте, и за нашей сегодняшней встречей… Сотни тысяч и производителей, и тех, кто работает в России и не только, очень внимательно следят!..

Он немного сбивался, но это было так простительно: вот именно сейчас он говорил о главном…

— Потому что есть предпосылки!.. И кто-то надеется, что будут какие-то более жесткие удары!.. Не то что удары, а ответ на беспредел, который делает молдавское правительство и по мигрантам, и по экспорту!!!

Игорь Додон взял себя в руки и продолжил более взвешенно (если в случае с ним уместно такое слово):

— Я уже говорил об этом, мы с Дмитрием Олеговичем (Рогозиным.— А. К.) очень детально обсуждали, в Тегеране встречались… Важно, чтобы не пострадали простые граждане! Более 60% граждан Молдовы считают Россию дружественным государством!

Собственно говоря, это и есть еще, кстати говоря, не растерянный, а может, даже и окрепший в постоянном противостоянии с внутренним врагом электорат Игоря Додона.

— И все эти усилия, которые были в течение этого года… Люди это видят и оценивают положительно! За это еще раз спасибо большое от имени наших граждан!.. — закончил президент Молдавии.

— Мы так же относимся к Молдавии,— растрогался наконец и Владимир Путин.

Через час темнота сгустилась над резиденцией Бочаров Ручей (кто-то, конечно, скажет сразу, что она над ней всегда, но это не совсем соответствует действительности). Игорь Додон уехал жить ожиданием саммита СНГ, на котором он снова увидит Владимира Путина.

И в этой темноте, никем не объявленный и не анонсированный, во двор резиденции въехал кортеж президента Белоруссии Александра Лукашенко.

 
 
 Источник: kommersant.ru
Поделиться...
Share

Комментарии