Плахотнюк против Усатого: Паранойя, замешанная на геополитике

Параноидальное стремление Плахотнюка закатать в асфальт Ренато Усатого и «Нашу партию» может показаться всего лишь проявлением одержимости впавшего в бесовщину главного молдавского бандита. Во многом это действительно так. Человек явно неадекватен. Опьяненный вседозволенностью и безнаказанностью, он окончательно распоясался, возомнив себя всесильным хозяином захваченной страны. Но есть и более серьезное объяснение подобной разнузданности Плахотнюка — большая геополитика. Гангстер очевидно исполняет заказ своих западных хозяев по окончательной зачистке левоцентристского (промолдавского, пророссийского) политического поля, представители которого еще борются за то, чтобы спасти и сохранить Молдову, сопротивляются попыткам небратимо вставить ее в западную матрицу, окончательно оторвать от России, присоединить к Румынии.

Спустя 26 лет после провозглашения независимости Молдовы наше общество остается расколотым на две примерно равные части — прозападную (проевропейскую, унионистскую) и провосточную (пророссийскую). Призывы объявить хотя бы на 8-10 лет мораторий на геополитическое перетягивание каната, с которыми выступает, например, «Наша партия», и заняться обустройством собственного молдавского дома, остаются гласом вопиющего в пустыне. Геополитическая истерия выглядит неизлечимой. Одна часть политиков и поддерживающих их избирателей буквально помешалась на «проевропейском» векторе. Другая, в лице Партии социалистов президента Додона, обещает развернуть Молдову на Восток и привести в Евразэс. Пока и те, и другие морочат людям головы, сама Молдова стремительно идет на дно.

В условиях такого разлома основной характеристикой политического процесса в Молдове остается борьба за право определять, по какому пути будет двигаться государство, какими будут его политическая, социальная системы, экономика, культура, история и будущее. В этой борьбе Запад (США, ЕС, Румыния) очевидно одерживает победу.

Молдова полностью находиться в сфере влияния Запада, которое продолжает углубляться, несмотря на победу на президентских выборах в ноябре 2016 года «пророссийского» Додона. Запад не гнушается иметь дело с бандитским режимом Плахотнюка, потому что тот полностью обеспечивает интересы этого самого Запада, сохраняет антироссийский курс Молдовы и уничтожает патриотические, промолдавские, пророссийские силы. Выигрывая за столом молдавской власти, Запад в то же время ведет игру и за столом молдавской оппозиции, пытаясь провести во власть новый призыв либеральных политиков вместо тех, которые скомпрометировали себя (главный из них Плахотнюк со своей камарильей) и реанимировать положительный образ европейской интеграции в глазах молдавского общества.

Власть в Молдове полностью контролируется Плахотнюком. Ему подконтрольны парламент, правительство, силовые структуры, судебные инстанции, бизнес, СМИ. Сам Плахотнюк полностью лоялен Западу. Соглашение об ассоциации с ЕС остается в силе и последовательно реализуется, как и планы НАТО для Молдовы, и курс на ее последовательную румынизацию. Отдельные недоразумения, возникающие между Плахотнюком и его западными покровителями, такие, как споры вокруг реформы законодательства о выборах («смешанная система») остаются в русле общего прозападного и антироссийского курса властей Молдовы. Это еще раз наглядно подтвердила история с блокированием приезда вице-председателя правительства РФ Д.Рогозина в Молдову и срывом мероприятий по празднованию 25-й годовщины миротворческой операции на Днестре.

Кроме официальной власти, Запад контролирует две из основных оппозиционных партий — «Действие и солидарность» и «Достоинство и правда» — и ряд мелких партий, таких как Либерально-демократическая, Европейская народная, Либеральная, а также множество неправительственных организаций и общественных движений. Все активнее заявляет о себе учрежденная недавно Партия национального единства во главе с экс-министром обороны Анатолом Шалару и экс-президентом Румынии Траяном Бэсеску, которая открыто выступает за присоединение Молдовы к Румынии, в том числе в перспективе отмечаемого 1 декабря 2018 г. столетия «Великого Объединения». В последних акциях протеста против «режима Плахотнюка» консолидированно выступают «гражданское общество» (прозападные НПО), PAS, DA, ЛДПМ и PUN.

Западные кураторы попытаются создать к следующим выборам мощный блок из всех этих оппозиционных политических и общественных сил, включая унионистов. Возможно, дело даже дойдет до слияния ряда этих партий в одну политическую организацию. Запад обладает идеологической монополией над практически всеми активными слоями общества. На фоне роста унионистских настроений (по опросам, за присоединение к Румынии готов голосовать каждый пятый избиратель Молдовы) все больше и русскозычных граждан не возражают против такого развития событий («Лучше ужасный конец, чем ужас без конца», «Может, хоть европейцы (румыны) наведут у нас порядок»). В нужный момент Запад может задействовать риторику политиков европейского и мирового масштаба и авторитетные западные издания для продвижения своих целей. Только прозападные силы облагают сегодня возможностью (мобилизационным потенциалом и структурами) для организации в Кишиневе своего «майдана».

Основная забота действующей власти — обезопасить своего руководителя Плахотнюка и обеспечить его интересы, сохранив контроль над Молдовой. Хотя Плахотнюк делает все, что он него требует Запад, он понимает, что там к нему относятся с брезгливостью (хоть и свой, но все-таки ганстер) и считают отработанным материалом, который выбросят на свалку как только обеспечат ему замену. Поэтому Плахотнюк из кожи вон лезет, чтобы доказать Западу свою лояльность: нагнетает русофобию, втягивает Молдову явочным порядком в структуры НАТО, обещает закрепить в Конституции курс на евроинеграцию, усиливает репрессии против «Нашей партии», держит «в колготках» Додона.

Ситуация усугубляется тем, что Додон сознательно выступает не как глава государства, стремящийся примирить и объединить всех граждан Молдовы, а как чисто «партийный» президент, электоральный агент ПСРМ, лидером которой его провозгласили на последнем съезде партии. Получив на выборах всего 28% от общего числа избирателей (его соперница Майя Санду получила ненамного меньше, 26%), Додон изображает из себя «всенародно избранного», хотя таковым не является, и продолжает еще больше раскалывать молдавское общество.

Цель, которую провозглашают Додон и его партия — получить большинство в парламенте на очередных или внеочередных выборах, сформировать подконтрольное правительство, получить реальную власть, а в перспективе установить президентскую форму правления, объединить Молдову и Приднестровье, и привести государство в ЕАЭС. Этой цели Додон хочет добиться эксклюзивно для себя, без формирования каких-либо блоков и коалиций. Для этого президент противоставляет себя прозападным силами, которые представляют половину молдавского общества, и одновременно стремится подмять под себя весь левый, промолдавский, пророссийский сегмент (вторая половина молдавского общества), избавившись от конкурентов на этом фланге в лице «Нашей партии» и Партии коммунистов.

К удовлетворению Плахотнюка, Додон оказался слишком пустым, слабым, трусливым, жадным, гламурным, самовлюбленным, надутым и помешанным на гаджетах, чтобы представлять из себя какую-то реальную угрозу нынешнему или будущему прозападному режиму.

Противопоставляя себя политическим силам, которые открыто борются с Плахотнюком, Додон, в то же время, не только не осмеливается выступать против самого координатора, но и дает много поводов для обвинений в сотрудничестве с ним (совместное с депутатами ДПМ изменение Конституции для назначения лояльного Плахотнюку генерального прокурора Харунжена, назначение лояльных Плахотнюку судей, разделение с ним должностей послов, координация действий при назначении руководства АО «Молдова-газ» и Национального агентства по регулированию в энергетике). Апофеозом сотрудничества Додона с Плахотнюком стало совместное голосование фракций ДПМ и ПСРМ за «смешанную систему» выборов.

В результате действий «пророссийского» президента: 1) большинство молдавского общества убеждено, что Додон и Плахотнюк вступили в сговор; 2) прозападная оппозиция получила новый прекрасный повод связать Додона и Плахотнюка в общий «олигархический режим Додона-Плахотнюка, поддерживаемый Россией» и запустить «борьбу с режимом Плахотнюка-Додона»; 3) нанесен непоправимый ущерб единству промолдавских сил в результате полного разрыва между ПСРМ и «Нашей партией» (ранее с «предателем Додоном» и его ПСРМ окончательно порвала ПКРМ).

Додон и его партия однозначно воспринимаются, как политическая сила, которая находится при власти и содействует сохранению режима. Этим уже умело пользуется Запад с целью реализации своей стратегии: 1) заменить прозападный политический режим образца 2009-2017 годов (Филат, Плахотнюк) на ультразападный режим (Санду, унионисты, натовцы) и в то же время: 2) загнать в глухую оппозицию патриотические силы, вплоть до запрета оппозиционных партий этого спектра и заключения в тюрьмы их лидеров. Примечательно, что в законе об антироссийских санкциях, принятом в США в июле 2017 года, есть положения о том, чтобы считать все пророссийские силы на пространстве бывшего СССР «враждебными» для Запада, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В результате финансируемой Западом «борьбы с российским влиянием» и «российской пропагандой» пророссийские силы могут подвергнуться настоящим политическим репрессиям со стороны русофобских властей Молдовы.

В результате нагнетания обстановки вокруг Приднестровья в обществе усиливаются страхи в связи с возможным новым вооруженным конфликтом в регионе.

Складывающаяся ситуация очень эффективно содействует усилению прозападных и антироссийских сил и ведет к фрустрации и разочарованию патриотических и пророссийских сил и слоев населения.

И Плахотнюк, и Додон попытаются на предстоящих парламентских выборах получить большинство в парламенте. Плахотнюку нужно сохранить свою власть. Додон стремится сам занять место Плахотнюка в качестве единоличного правителя Молдовы. Стороны попытаются переиграть друг друга на выборах, обойти на последнем вираже. Если это не получится, может быть сохранен «тандем Плахотнюка-Додона», при этом Плахотнюк может получить пост премьер-министра.

В этом вынужденном сотрудничестиве Плахотнюк обладает всей мощью админресурса, контролем над СМИ, большинством районных советов, владеет широкой сетью карманных НПО, серьезными аналитическими структурами и иностранными консультантами, а также частной боевой структурой под вывеской охранных агентств.

ПСРМ по-прежнему обладает самым высоким рейтингом, но этого далеко не достаточно для победы на парламентских выборах. На президентских выборах за Додона голосовали не только адепты ПСРМ, но и многие пророссийски и патриотически настроенные избиратели, которые вообще не голосуют за социалистов, и тем более не будут голосовать за них в свете явного сотрудничества между Додоном и Плахотнюком. Рейтинги Додона и ПСРМ могут очень быстро сдуться в результате информационно-пропагандистской атаки Плахотнюка. Если ко всему этому добавить и личное (включая психологическое) влияние Плахотнюка на Додона, то совсем нетрудно определить, кто ведущий, а кто ведомый в этом тандеме, тем более вынужденном для Додона, а не для Плахотнюка.

Додон и так постоянно заискивает перед Плахотнюком, но чтобы окончательно сбить с президента спесь, хозяин может внести новые поправки в Кодекс о выборах, вернув второй тур голосования за кандидатов-одномандатников, что ударит, прежде всего, по ПСРМ. Если Додон откажется промульгировать законы, продвигаемые ДПМ, или издать указ о назначении плахотнюковского министра обороны, президенту могут объявить импичмент и арестовать. Вкупе с арестом еще полудюжины приближенных Додона это приведет к быстрому разрушению ПСРМ.

Вступив в тандем/бином с бандитом Плахотнюком, раболепно пресмыкаясь и прислуживая ему, «пророссийский» Додон сам дает антироссийским силам возможность одним ударом решить свою стратегическую задачу — заменить нелегитимный, мафиозный, политически неустойчивый режим Плахотнюка на полностью ручной, марионеточный режим Санду и одновременно устранить на все обозримое будущее любую угрозу возврата во власть промолдавских (пророссийских) сил.

Большинство в новом парламенте не является гарантированным ни для прозападных, ни для пророссийских сил. Оппоненты Плахотнюка/Додона исходят из того, что между этими двумя политиками возможно вынужденное сотрудничество под контролем Плахотнюка в новом парламенте, но при этом оппозиционные прозападные силы рассчитывают на собственную победу. Если разрыв на выборах будет таким же небольшим, как и на президентских, оппозиция на этот раз может воспользоваться и «майданными» технологиями. Если в результате «цветной революции» в Молдове будет ликвидирован режим Плахотнюка, то в связке с ним на дно автоматически пойдет и Додон. Последние акции протеста прозападных антиолигархических сил проходят под лозунгом «Долой тандем Плахотнюк-Додон!», с призывами к ЕС и США ввести санкции как против одного, так и против второго, и привлечь обоих «в пакете» к уголовной ответственности. Санду написала в Генпрокуратуру донос на Додона с требованием привлечь его к уголовной ответственности за «измену Родине», а близкие к Санду западные НПО обратились в суд с требованием раскрыть роль Додона в нанесении государству ущерба от приватизационных сделок, которые курировал Додон в бытность вице-премьер-министром.

В результате совершенно немощной политики Додона, в «лучшем» случае, сохраняется статус-кво, режим Плахотнюка, а в худшем случае, будет установлен ультразападный режим с полной маргинализацией патриотических и пророссийских сил Молдовы.

Тактика, направленная на еще большее «надувание» Додона при поддержке России не гарантирует получение ПСРМ большинства в парламенте и вывод Додона из-под влияния Плахотнюка. Более того, такая тактика может обернуться полным крахом пророссийского вектора в результате победы ультразападных сил (через голосование или «майдан»), полной капитуляции перед Западом самого Плахотнюка, которому позволят реализовать «стратегию ухода» с сохранением свободы и собственности, попытки присоединения Молдовы к Румынии или/и разжигания нового вооруженного конфликта в регионе.

В случае свержения или добровольного ухода Плахотнюка на него можно будет списать все провалы правящих альянсов с 2009 года, которые будут представлены уже не как «прозападные», «евроинтеграционистские», а «лже-европейские», «скрытно-пророссийские». При таком развитии событий Додона будут уничтожать вместе с Плахотнюком, а провал «пророссийского» президента будет восприматься как провал политики России в целом, по аналогии с провалом Януковича на Украине.

Сегодня Додон с социалистами не скрывают радости от того, что Плахотнюк гнобит Ренато Усатого и «Нашу партию». Видимо, они еще не поняли, что они сами для Плахотнюка — отработанный материал. После голосования за «смешанную систему» Додон с социалистами уже не нужны хозяину, потому что эта система, во всяком случае, на сегодняшний день, гарантирует сохранение прозападной власти, будь то в виде «доброго старого» режима Плахотнюка, или новой «чистенькой» власти Санду & Co, или какой-то их комбинации (Сегодня Санду объявляет, что не пойдет на альянс с ДПМ. Как предвыборная позиция, это совершенно логично, но в конечном итоге, если Западу понадобиться загнать в одно стойло сегодняшнюю прозападную власть и прозападную же оппозицию, это будет легко сделано, точно так же, как платформе DA, несмотря на ее недовольство и сопротивление, западными кураторами легко была определена роль младшего партнера PAS).

Плахотнюк и его западные покровители понимают, что в случае обвального падения ПСРМ промолдавский, пророссийский избиратель все равно будет искать ту политическую силу, которая выражает его интересы. На сегодня главной такой альтернативой остается «Наша партия», которая никогда не станет «своей» для Запада, несмотря на всю его лицемерную заботу о демократии и плюрализме.

Запад допускает, чтобы против «тандема Плахотнюка-Додона» выступала прозападная оппозиция, но для него неприемлемо, чтобы против «бинома» выступала какая-то неподконтрольная Западу сила. В этом главная причина репрессий Плахотнюка против «Нашей партии». В сочетании с личной ненавистью главного молдавского бандита к политическому оппозиционеру Усатому это и объясняет поведение Плахотнюка: уничтожать внутренние угрозы и выслуживаться перед внешними гарантами.

Дмитрий Чубашенко

Поделиться...
Share

Комментарии